kuzulka (kuzulka) wrote,
kuzulka
kuzulka

Categories:

Тикет туда, блин!

А это, как ни странно, тоже оказались путевые заметки. Я сама удивилась. На самом деле я не уверена, что прилично публиковать воспоминания о перелете почти трехлетней давности, но эти файлы уже однажды благополучно канули при очередной перестановке системы, и вернулись ко мне только благодаря мышиной сущности моей подруги mumrik_snussi, которая ничего не выбрасывает из того, что ей кажется мало-мальски ценным.
В общем, давно это было. Муж мой уже три месяца как работал в Ирландии, звонил мне каждый вечер и рассказывал, как он безмерно одинок, как ему тяжело одному на чужбине и всякое такое. И тут мне, наконец, дали визу. Вместе с мужем мне уехать не удалось, визу не дали, сославшись на какой-то закон, по которому он может привезти себе жену только через три месяца. нНа самом деле, я подозреваю, их смутило то обстоятельство, что на момент подачи документов на визу мы были женаты меньше недели (а что жили вместе уже почти восемь лет - так про это в паспорте не написано).
Билет муж мне заказал через интернет, я его получила в офисе Чешских Авиалиний - ни за что не хотели отдавать и говорили, что паспортный контроль меня все равно не выпустит - что такое, виза "коридором" (в визе не указан срок ее действия, а указан только временной промежуток, в течение которого я могу въехать в страну) и билет в одну сторону!
Билет у меня был на 18 ноября. Причем Самый Умный так ловко все состыковал, что я должна была в Праге мгновенно пересесть на Дублинский рейс, а в Дублине - на местный, Голвэйский. И при условии, что вылечу я из Питера в 16.40, в районе 23.00 я уже должна была, по его подсчетам, упасть в его объятия.
Погода 18-го ноября была волшебная -  зима, которой до этого было никак не наступить, собрала всю волю в кулак и обрушилась - иначе это не назовешь. За ночь снегоа выпало по колено и он продолжал падать. Муж подруги, вызвавшийся отвезти меня в аэропорт, видимо, опасался, что мы не успеем, построил нас с самого утра и выехали мы за два часа до нужного времени. Пробки были ужасные, еще бы - никто не ждал зимы, вноябре-то! Так что в аэропорт мы явились за час до начала регистрации. Сцену прощания я описывать не буду, т.к. могу закапать слезами клавиатуру.
Несмотря на то, что провожающие  требовали, чтоб я задекларировала имеющееся на мне золото и серебро (второе – в промышленных масштабах), я по-простому выбрала зеленый коридор и беспрепятсвенно его преодолела, если не считать того, что чемодан наезжал мне на пятки (мы в борьбе с лишним весом отпилили от него металлическую ручку, тем более, она все равно уже была сломана и ни на чем не держалась). Паспортный контроль тоже особых проблем не составил, хотя тамошняя пограничная тетка вид имела недобрый и очень интересовалась, кто у нас муж.
Нашла я свой выход на посадку и села неподалеку ждать, когда же объявят мой самолет. Вместо этого объявили задержку рейса, потом еще одну, потом еще, так что в результате вся эта колбаса продлилась до шести часов вечера, вместо 16.40, как было обещано. Я бы уже поела чего-нибудь, и кофе хочется, но мы предполетный досмотр (со снятием ботинок и осмотром молнии на брюках) прошли и из накопителя нас не выпускают. Потом нас погрузили в самолет и еще минут 20 мариновали, затем катали полчаса по полю, а потом это, наконец, взлетело. Место мне досталось удачное - у иллюминатора и не над крылом, так что был вид из окна. И еще у меня не было соседей, то есть я могла бродить по самолету в свое удовольствие и никому при этом не мешала, что само по себе пустячок, но приятно.

Отвлекаясь от своих злоключений, должна заметить, что Европа очень густо населена. Когда стемнело и мы вылетели из нашей облачности, я посмотрела вниз и обнаружила, что темных мест практически нет. То есть населенные пункты плавно переходят один в другой.

Обед в самолете дали из разряда «слизисто, но сытно», потому что вкусным его не назовешь, но есть можно. Он состоял из горячего – два средних кусочка свинины с подливкой и каких-то непонятных шариков из липкого теста со вкусом между макаронами и картошкой; булочки, масла, пирожного, кофе и сливок. Вино,от которого я не успела отказаться, не просто никуда не годится, но может быть признано опасным для здоровья. Стюардесса страшно удивилась, когда я вернула полный стаканчик, но выпить это нельзя даже от жадности. Сок давали яблочный и помидорный, я ни того, ни другого не люблю, так что пробовать не стала, ограничилась кофе.

Когда мы прилетели в Прагу, я была уже морально готова к тому, что на самолет в Дублин я опаздываю, но не совсем понимала, что с этим делать. Поэтому, выходя из самолета, я спросила стюардессу, куда мне податься. Несмотря на то, что бедная девушка ни слова не говорила по-русски, она мне вполне доступно объяснила порядок моих действий.

Мне было велено в аэропорту не идти вместе со всеми прилетевшими людями на паспортный контроль, а по пути свернуть в транзитный офис (потом оказалось, что это просто стойка, за которой мечется несколько ошалевших девушек и переоформляют билеты таким же бедолагам, как я, а бедолаг много – погода в Европе, видимо, тоже была не фонтан). Я ловко влезла без очереди, потому что какие-то турецко-подданные растерялись и никак не могли решить, чья же сейчас очередь и спросила, что делать (сакраментальный истинно российский вопрос), на что мне сказали, что дублинский рейс тоже задерживают и я вполне могу на него успеть. И показали основное направление движения. Должна заметить, что аэропорт в Праге большой, так что когда я доскакала до искомого выхода на посадку, он уже был закрыт, а мой самолет показал мне хвост, не сказать бы – жопу. А мой рюкзак весил почти семь кг. Я грустно положила язык на плечо и поплелась обратно, поскольку уже никуда не опаздывала. На этот раз я честно отстояла очередь в транзитную кассу и мне без разговоров поменяли билет на утренний рейс, выписали талон в гостиницу и на ужин с завтраком. Более того, клятвенно заверили, что мой чемодан перегрузят именно на этот рейс и он прилетит в Дублин вместе со мной. И тут тетенька зачем-то попросила мой паспорт (здесь-то и начались все мои неприятности), посмотрела на визу и сообщила, что гостиница отменяется, поскольку в аэропорту ее нет, а в город я с такой визой выйти не могу (правильно, я же не в Чехию собиралась, а в Ирландию, и виза у меня была соответствующая. Надо заметить, что уже потом, когда я добралась до желаемой точки, добрые люди рассказали мне, что в Праге прямо на паспортном контроле можно купить суточную визу, но тогда я этого не знала, и никто мне такого варианта не предложил, хотя деньги у меня были и экономить на себе я не собиралась). Так я осталась ночевать в аэропорту в Праге, спасибо, талоны на еду не отняли. Потом, кстати, оказалось, что этому можно было и не радоваться особо, кормят там также, как и в их самолетах, то есть почти несъедобно. И спать там негде, потому что стулья мало того, что пластиковые, так они еще и с ручками.

До полуночи я вяло (учитывая вес моего рюкзака) шлялась по аэропорту в поисках места для курения, но так и не нашла его. Зато нашла массу магазинов со всевозможными вещами, продуктами, напитками, сигаретами, сувенирами и прочей ботвой. Покупать ничего не стала опять же из-за веса, а также из-за общего утомления и злобы. Потом публика как-то подрассосалась, магазины и бары позакрывались, наступила ночь и тишина. Таких, как я, осталось очень немного. Я изловила полицейских и задала им мучавший меня вопрос, где же я буду курить. Они любезно проводили меня в “smoking room”, которая оказалась открытой террасой над летным полем. Чтобы туда попасть, пришлось подняться на эскалаторе, пройти метров 150 по коридору, подняться по пандусу, пройти через ресторан, преодолеть неподъемной тяжести дверь и только после этого курить в свое удовольствие. Я аж две сигареты выкурила, про запас. На обратном пути выяснилось, что талоны на питание у меня аккурат в том же самом ресторане, так что я решила заодно и поесть, но потом передумала, ночь длинная, вдруг потом еще раз проголодаюсь, тем более, что после самолета есть мне еще не хотелось, у меня в животе липкие шарики еще не разошлись по своим местам. Так что я пошла искать себе место для ночлега, но ничего путного не нашла. В одном месте мне попались кресла без ручек, так что можно было бы лечь на несколько и спать, но они все оказались заняты какой-то корейской делегацией, пришлось мне, бедолаге, дремать сидя в пластиковом креслице, придерживая рюкзак, голову и шляпку. Не буду врать, что я неприхотлива и могу спать стоя. Я тоже раньше так думала, но оказалось, что все не так. Я нежная, избалованная, спать могу только лежа, причем в постели и в пижаме. А сидя затекает шея, немеет спина и постоянно сводит ноги. Поспать толком мне не удалось. И что забавно: я специально посмотрела в расписании – у них перерыв в самолетах с часа до шести, но каждые полчаса эти люди что-то объявляли по трансляции на своем и английском тарабарских языках. Вероятно, это делалось специально для того, чтобы мы, пассажиры, чувствовали, что работа кипит и ночью и днем, а такие, как мы, только отвлекают людей от их многотрудного и очень важного дела. Ну и чтоб особо не спали, кресла не пролеживали.

«Высота ноль, скорость ноль, идем по прибору…»
Чтобы я еще когда-нибудь куда-нибудь полетела через Прагу? Будем надеяться, что не придется, потому что аэропорт в чешской столице я запомнила на всю оставшуюся жизнь, когда у меня появятся внуки, это будет самая страшная сказка для них.
Когда ночью не имеешь возможности спать, организму хочется странного. Согласитесь, глупо сидеть в жестком кресле и ругать погоду. Я обследовала все попавшиеся мне на глаза туалеты, выяснилась потрясающая особенность: ночь, никого нет, но каждый час приходит тетенька с тележкой всякой химии и убирает туалет, даже если в него никто за время ее отсутствия не заходил. Нашла выход на посадку по новому билету, засекла, сколько времени из какой точки аэропорта мне туда идти, поняла, что провалилась в дыру во времени и решила пойти перекусить, чтобы хоть как-то развлечься. Путь в ресторан я уже описывала в части, посвященной тяготам курения, поэтому возвращаться к этому вопросу больше не буду.
Пришла я в ресторан. Там чистенько, красивенько, елочка стоит, народу почти никого, а обслуживающий персонал дремлет в пол-глаза на своих рабочих местах. Поскольку талон на еду мне дали с фиксированной суммой в 200 крон, то некоторое время у меня ушло на обдумывание меню. Каждый раз, когда мне что-то нравилось, я спрашивала девицу по ту сторону стойки, есть ли этот продукт в наличии, получала отрицательный ответ и продолжала изучение меню (опять же на чешском и английском языках, причем второй оказался для меня явно проще по причине наличия словаря). В конце концов мне надоели кулинарно-лингвистические изыскания и я злобно рявкнула: «А что есть?». Оказалось, что ничего, кроме жареной курицы с какими-то овощками, нет. Так и хотелось надавать этой гадине, нет бы сразу сказать, я бы не мучилась, словарь не читала бы… Взяла я свою грустную куриную ногу, налила себе кофе из машинки – это у них как-бы самообслуживание, и поползла к кассе. Дама за кассой увидела мой талон, посмотрела на поднос и заквохтала, как наседка (по-прежнему на недоступном мне языке), через некоторое время из ее воплей стало ясно, что талон на 200 крон, а еды я взяла на 98. Я опять задала сакраментальный вопрос «Что делать?», дама задумалась, потом просияла и помчалась вдоль стойки, сваливая на мой поднос шоколадки, жевачки и прочую муру. Когда я наконец добралась до столика, курица остыла и тоже стала жевачкой. Если кто не верит, что куриную ногу можно приготовить отвратительно, докладываю: в Праге, в ресторане аэропорта это делают виртуозно. Тут я поняла, что ловить мне нечего, набрала на второй талон кофе, шоколадок и минеральной воды, выкурила две сигареты, чтоб лишний раз не ходить и отправилась вниз, спать в кресле.
Но не тут то было. Только меня начало клонить в сон, как пачками стали прилетать самолеты, трансляция оживилась и начала что-то вещать, не замолкая ни на минуту, забегали люди и наступило утро. Причем утро наступило не просто так, оно принесло с собой грандиозный сюрприз: когда начало светать, стало понятно, что идет снег, уже давно, сильно и очень много. Я просто сидела спиной к окну и не могла своевременно оценить всего великолепия открывшейся мне картины. В мою нежную душу закрались страшные подозрения. Богатое воображение нарисовало мне картину старости в этом аэропорту. Но оказалось, что у них в Праге, не то, что у нас в Питере, к зиме все готовы. На поле выскочила толпа веселых снегоуборочных машинок разного вида и давай циркулировать. А к тому времени, как объявили посадку на мой рейс, снегопад и вовсе закончился. Я обрадовалась, как дитя, потому что муж мне местный билет – Дублин-Голвей – на этот самолет я еще вчера опоздала, поменял на 13.45, то есть если из Праги улететь во-время, то в Дублине без проблем и прочее… Но моя удача уже давно повернулась ко мне задом. Или кто-то излишне усердно желал мне счастливо долететь, так что слегка перестарался. Самолет задержали на посадку на полчаса, потом полтора часа мы в нем сидели, потому что команда стрелков, возвращавшаяся с каких-то европейских соревнований, ружья в багаж сдала, а патроны – нет, их выгнали из самолета, заставили каждого сложить свои патроны в индивидуальный сейфик, сейфики опечатали, погрузили, мужиков обратно в самолет пустили и только после этого поехали на взлет. Правда до взлета мы еще минут сорок циркулировали по полосам, но я к этому времени уже впала в кому и подробностей не помню.
На обед опять дали странное – сладкое мясо все с теми же липкими шариками. Не могу сказать, что мне понравилось, но после бессонной ночи мне было уже не до вкусовых ощущений.
Зато Англия и Ирландия с высоты очень красиво смотрятся. Мне, когда меняли билет, новый дали в бизнес-класс, я сидела на просторе, ноги можно было вытягивать сколько угодно, так что я абстрагировалась от неминуемого опоздания на местный рейс и получала удовольствие от видов за окном. А там, между прочим, все зеленое, ни на какой снег даже намека нет, красота. И все земли возделаны. То есть сверху и Европа, и Англия выглядят поделенными на разного размера и формы четырехугольнички, среди которых живописно торчат населенные пунктики. Мне еще очень повезло в том плане, что я летела днем и не было облачности, все удалось рассмотреть. Даже корабли было видно, но, конечно, без подробностей.
При подлете к Дублину самолет немного поболтало, но сели мы вполне благополучно. Я еще до выхода из самолета позвонила мужу и объяснила ему ситуацию, он мне велел выходить, проходить паспортный контроль, получать багаж и перезванивать, а они с товарищами к тому времени что-нибудь придумают. В Дублине все просто. Там помнят, что идиоты вокруг нас, поэтому надпись ПРИБЫТИЕ ИЗ ЕВРОПЫ и стрелка, показывающая направление, ни на минуту не пропадают из поля зрения. Так что до паспортного контроля я добралась без приключений. Сидевший там мужик приветливо мне улыбнулся и сказал «Велкам», ровно как в нашей рекламе Би-лайна (ну в той, которая про день жестянщика), знал бы он, дурень, какое ему предстоит испытание. Я честно предупредила его, что языком не владею, и сунула в окошко документы. Дальше началось натуральное Маппет-шоу. Он сначала еще пытался со мной о чем-то побеседовать, но, поскольку на паспортном контроле нельзя разговаривать по телефону, я не смогла привлечь Стаса на помощь, и то, чего от меня тот мужик хотел, навсегда осталось для меня загадкой. Потом он сломался, сфотил меня из приспособленной там же камерки, шлепнул печать в паспорт и сунул бумажку, которая, как потом оказалось, является предписанием встать на регистрационный учет в полиции Дублина в трехдневный срок. Я вникать не стала, решив, что для этого у меня есть муж, и отправилась за своим чемоданом.
Вот тут мои неприятности, как мне казалось тогда, достигли апогея. Потому что когда я нашла круг, по которому вскорости поехали чемоданы с нашего рейса, моего среди них не оказалось. Я стояла над кругом долго, народ похватал свои манатки и разбежался, круг остановился, табло погасло, а мне так ничего и не отвалилось. Несмотря на хорошее природное воспитание, я даже позволила себе крепкое русское слово вслух, после чего позвонила мужу и спросила, что мне, собственно делать в сложившейся ситуации. Муж велел не реветь, а идти к стойке авиакомпании, самолетом которой я прилетела, и подать им заявление об утрате багажа. С большим трудом (и мужниной помощью по телефону) мне удалось это сделать, а мой местный самолет тем временем давно уже улетел. Поскольку никакого серьезного багажа у меня теперь не было, я нагло вышла через зеленый коридор (почему-то весь прилетевший народец толпился на таможенный досмотр, видимо, в силу врожденной законопослушности) и под руководством мужа и его друзей отправилась на автобус (самолеты-то кончились).
Не буду испытывать терпение почтенной публики и доложу сразу, что на автобусе я вполне благополучно добралась до места назначения. Это даже интереснее, чем на самолете, потому что Ирландия – страна красивая, а их городки и деревушки, которые автобус пролетает с нечеловеческой скоростью, заслуживают отдельного описания. К сожалению, после ночи в Праге я периодически отключалась, поэтому часть красот проехала мимо меня, но многое я успела разглядеть.
При этом только я начинала засыпать – кресло в автобусе куда как удобнее, чем в аэропорту – мне тут же звонил муж и спрашивал, где именно я еду, что вижу и как скоро приеду. Ехать оказалось неожиданно долго. Автобус стартовал из Дублина в 14.00, а в Голвей приехал около шести. Можно понять нетерпение встречавших. Мне-то что, я сижу, в окно смотрю, автобус едет без всякого участия с моей стороны, а они, бедняги, мечутся по остановке и звонят мне по случаю каждого приехавшего на нее автобуса, не в нем ли я сижу.
Встречали меня с большой помпезностью. Наши друзья приехали на машине, так что с доставкой нас домой проблем не было. Я, честно говоря, была уже в таком глубоком ауте, что даже дом сразу не рассмотрела. Как только мы вошли, муж затолкал меня в кресло и налил мне стакан виски со словами, что надо привыкать к национальному колориту. Тут же случилась экспресс-вечеринка по случаю моего приезда, кроме наших старинных друзей Н., зашли еще соседи – словак Сава с женой и детями. Тут выяснилось интересное обстоятельство: словян, говорящих по-английски, я понимаю, а их детей, выросших англоязычными – нет.
Потом все расползлись, я наскоро приняла душ и рухнула спать мертвой кучей, страшно радуясь тому обстоятельству, что винчестер, который я везла мужу, оказался уплотнен пижамой (чтоб не болтался в рюкзаке и не испортился).

А кто читал эту историю раньше - не сердитесь. Я специально убрала большую часть под кат, чтобы не портить вам картину френд-ленты.

Tags: Путевые заметки
Subscribe

  • Связала Кузюлька кривульку...

    Вы же понимаете: если я чего решил, то выпью обязательно (с). Для большого проекта из дундаги (это такая латвийская шерсть немыслимой красоты, ее у…

  • Пфффф...

    Жила была одна Кузечка. Она любила вязать. И вот однажды решила Кузечка освоить новую технологию. Кузечкина дочь потешалась над мамочкой, поэтому вот…

  • Ещё один аранский свитер. Скажите, когда вам надоест

    Не прошло и полгода... На самом деле, не прошло - я всего месяц назад этот свитер довязала. С тех пор он висел у меня в гостиной, мозолил глаза и всё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments

  • Связала Кузюлька кривульку...

    Вы же понимаете: если я чего решил, то выпью обязательно (с). Для большого проекта из дундаги (это такая латвийская шерсть немыслимой красоты, ее у…

  • Пфффф...

    Жила была одна Кузечка. Она любила вязать. И вот однажды решила Кузечка освоить новую технологию. Кузечкина дочь потешалась над мамочкой, поэтому вот…

  • Ещё один аранский свитер. Скажите, когда вам надоест

    Не прошло и полгода... На самом деле, не прошло - я всего месяц назад этот свитер довязала. С тех пор он висел у меня в гостиной, мозолил глаза и всё…