kuzulka (kuzulka) wrote,
kuzulka
kuzulka

Categories:

Египет, окончание.

01.11.06, среда.

Проснувшись утром, мы решили, что у нас отпуск, а не марафонский забег по культурно-историческим объектам, так что после завтрака Стас остался валяться в постели, а я отправилась валяться у бассейна. Часов до 9 я лежала на солнышке, а потом перебралась в тень. Очень ловко, поскольку пришла одной их первых, я заняла два лежачка под грибочком и в тени пальмы. Народ сползался к бассейну как-то неохотно – вот что значит близость культурных ценностей, все разбежались по экскурсиям. В принципе, нам тоже было, что посмотреть, но силы наши иссякли, и когда Стас присоединился ко мне у бассейна, мы еще раз посоветовались и придались лени и праздности. Оказалось, что это просто замечательно – я за последнюю неделю практически забыла, как это – никуда не бежать. Так мы и валялись – каждый со своей книжкой, время от времени купались в бассейне, наблюдали публику.

Обедать решили где угодно, только не в итальянском ресторане – после спагетти меня надолго отвратило от итальянской кухни, поэтому пошли в другой ресторан (не выходя из отеля), заказали себе рыбы и остались вполне довольны. Вообще, в Египте мне больше всего понравилась рыба – это беспроигрышное блюдо, его всегда хорошо готовят. Свинины (естественно) и баранины нам никто нигде не предлагал, говядина уникальная – она жесткая, сколько ее ни туши, а курица – она везде курица, надоела.

Выползли из отеля мы только к вечеру, когда солнце уже село и было не жарко, но далеко не пошли, потоптались на ближайшем маленьком базарчике, купили пару футболок, магнитов на холодильник, минералки, и отправились восвояси.

В номере я с большим трудом запихала наше барахло в чемодан – то ли он от жары ссохся, то ли вещи распухли. Вообще, я не люблю собирать чемодан, мне никогда не удается сделать это хорошо и рационально. Каждый раз, пиная ногами распухшие бока несчастного красного чемодана, я вспоминала свою подругу Алису – вот кто гений упаковки. А уж какими эпитетами я наградила себя за жадность и стяжательство – даже цитировать не буду во избежание позора. Лишнего оказалось много. Особенно меня раздражали наши теплые одежды – они так и норовили оказаться сверху, хотя точно было известно, что еще неделю они нам не понадобятся. И сувениров мы не так много купили – футболки плоские, папирус в маленьком тубусе. Непонятно. Стас, правда, высказал интересное предположение, что грязная одежда занимает намного больше места за счет налипшей на нее пыли, песка и пр., но уж я и ее утоптала, как смогла. А в ту минуту, когда я застегнула, наконец, чемодан, выяснилось, что штатив все это время стоял у меня за спиной, и деть его теперь решительно некуда, со мной случилась, было, истерика, но Стас сказал, что штатив, так и быть, доедет и в его рюкзаке.

Покончив с чемоданом, мы некоторое время сидели на балконе, вдыхали непередаваемый аромат пасущихся внизу коней и любовались ночным Нилом. Ночной Нил очень хорош собой, его красота примиряет даже к конской вони. Вода неподвижная, луна огромная, на пртивоположном берегу огоньки. При этом еще тепло и комаров нет – что еще надо для счастья.


07.11.06, четверг.

Забрали нас из отеля в 7.30, как обещали, опять погрузили в микроавтобус и повезли к месту сбора конвоя. Я была уверена, что нас довезут и посадят в какой-нибудь автобус, но оказалось, что мы так и поедем в этом микрике до самой Хургады, так что на нас двоих полагается целый автобус, водитель и сопровождающее нас лицо. Лицо, кстати, бело презабавное – совсем молоденький юноша, имя которого я уже забыла, который честно сказал, что напросился с нами поехать только для усовершенствования своего английского. Тут же напугался и сказал, что если мы хотим спать или у нас какие-то свои разговоры, то он будет молчать, как рыбка.

Почаса мы ждали, пока конвой соберется, пока полицейские всех сосчитают и запишут, потом, накоенц, поехали. Нас предупредили, что ехать нам 4 часа, этот конвой идет с одной остановкой – на полпути, там будет кафе и туалет.

Я была готова погрузиться в здоровый сон, но Стас затеял с нашим гидом беседу об устройстве египетской жизни, и я была вынуждена слушать. Хорошо еще, водитель попался большой весельчак, ехал быстро, всех обгонял, подрезал, несколько раз на него даже полицейские рявкнули.

Об устройстве жизни я ничего нового не узнала, кроме того, что несмотря на буквально насильственое насаждение ислама, религиозность населения идет на убыль, многие вообще перестали в мечеть ходить (это про мужчин, женщинам и так не обязательно, считается, что женщинам комфортнее молиться дома), а некоторые (несмотря на гонения и репрессии) принимают Христианскую веру. И вообще народ внутренней политикой правительства и президента не так, чтобы сильно доволен (но это, по-моему, международная проблема, как можно быть довольным внутренней политикой своего правительства).

На остановке действительно было кафе и туалет, а больше ничего не было. Я первым делом рванула – понятно, куда. Потому что было логично предположить, что меня ждет будка на два посадочных места типа «М» и «Ж», и толпы страждущих туда попасть. Ничего подобного, туалет посередь пустыни оказался очень большим, чистым, с туалетной бумагий, мылом, водой (не поверите, даже горячая была, хотя при тамойшней температуре воздуха вполне можно было обойтись холодной) – в общем, вполне цивилизованнм. Кстати, это был единственный официально платный туалет, который мне встретился в Египте, стоило его посещение один паунд. И очереди не было, хотя туда рвануло полконвоя.

Выйдя из вожделенного места, я огляделась по сторонам. Пустыня, солнце жарит, кафе под навесом, бедуины с верблюдами и их грязные дети бродят вокруг. Народ что-то в кафе покупает с большим энтузиазмом, но у нас с собой было достаточно воды, и пожевать мы что-то взяли, так что я решила не толпиться. Нашла свой автобус – стоит пустой, закрытый, но двигатель работает (в Египте вообще никто на непродолжительных остановках – до получаса – двигатель не глушит, что при их ценах на бензин неудивительно). Ни водителя, ни гида, ни дорогого мужа нет. Ну, мужа я, предположим, нашла быстро – усмотрела самую живописную бедуинскую тетку с самым мордастым верблюдом, а метрах в пяти от нее и Стас с фотоаппаратом ошивается. Он поснимал теток, верблюдов, детей – они специально приходят к конвою, чтобы денег заработать, потому что все, кто их фотографируют, дают какую-нибудь денежку. Детям народ покупал шоколад и печенье прямо в кафе, причем продавец всем говорил, что если вы берете для себя, то это, а если для бедуинов, то они вот то больше любят.

Потом полицейские заорали, водитель с гидом прибежали, всех распихали по машинам и помчались дальше. Всю дорогу мы ехали вдоль трубы, по которой вода идет из Нила в Хургаду и остальные города на побережье Красного моря, поскольку своей воды там нет никакой. Время от времени нам встречались насосные станции, гид объяснил, что к ним подходят бедуины и подворовывают воду потихоньку. Вообще, народ загадочный. Говорят на каком-то своем языке, так что арабы их не всегда понимают. В цивилизацию не хотят, живут вокруг оазисов. Правительство, правда, их как-то поддерживает, но как именно, я не поняла. В школу их дети не ходят, к врачам они не обращаются, живут себе и живут в полной дикости. Правда, те племена, у которых есть возможность подзаработать на туристах – они живут ближе к побережью, к ним возят экскурсии, сафари и прочие радости жизни – несколько окультурились, даже по-английски говорят, а настоящие пустынные люди – полная загадка природы. Говорят, что они даже моются песком, не совсем себе это представляю.

А пустыня была очень интересная. Она совсем не такая, как я себе представляла. То есть сложившийся у меня образ пустыни – песчаная равнина без конца и края с невысокими барханами, которую я видела по телевизору – к египетской пустыне не подошел. Во-первых, она не желтая, а розовато-кремово-бежевая с черными и темно-коричневыми вкраплениями. Во вторых, никаких барханов не было, а были скалы, каменистые плато, песчаные поляны между ними. Такое ощущение, что это не пустыня, а разрушенные эрозией и ветрами горы, остатки которых еше не окончательно зарыты в песок. Хотя и довольно высокие горы тоже попадались. А какие причудливые формы приобретают скалы под воздействием природных сил – уму не постижимо. Вообще, хорошо любоваться пустыней из окна автобуса с кондиционером, под рассказки гида «Посмотрите направо, посмотрите налево». Но форсировать пустыню, особенно эту, на верблюде я бы, пожалуй, не согласилась. И ведь в ней действительно ничего не растет. Только около насосных станций радует глаз какая-то вялая и хилая зеленюшка. Видимо, когда бедуины воруют воду, они немножко проливают, а для этой растительности и капли достаточно.

Правда, барханы мы тоже видели, но это было уже на ближних подступах к Хургаде. А вот перехода пустыни в море увидеть не удалось, потому что все побережье застроено отелями, большая часть которых пребывает в состоянии сильной неготовности. Гид наш объяснил, что большим туристическим спросом эти края стали пользоваться относительно недавно, поэтому строить тоже начали недавно. Мы никак не могли понять, куда же нас везут, потому что мы проезжали отели один за другим, потом опять пошла пустыня, потом какие-то жилые районы, а потом мы выехали сразу на центральную улицу и остановились у дворца. Оказалось, что это и есть наш отель, гид сказал, что он хотя и четыре звезду, но на самом деле лучше, чем пять, и один из лучших на побережье.

Тут нас сдали с рук на руки еще одному представителю фирмы (очень дисциплинированный народ, никто никуда не опаздывал, везде нас встречали и о нас заботились), который, как обычно, усадил нас в холле и пошел заниматься нашим поселением. Вдруг он прибежал обратно с выпученными глазами и спросил, нет ли у нас какого-нибудь документа, подтверждающего, что мы действительно живем в Ирландии. Мы страшно удивились – до сих пор нас никто ни о чем подобном не спрашивал. У нас были с собой ирландские регистрационные карточки (Николаев сказал, что их надо взять, чтобы на обратном пути быстро пройти паспортный контроль, не заполняя иммиграционную форму), мы их отдали и принялись обсуждать, что же такое в этом отеле случилось, что они хотят странного. Оказалось, что ничего не случилось, просто никто никогда здесь не видел русских из Ирландии.

Юноша наш вручил нам ключи от номера, карточки для получения полотенец на пляже, какой-то конверт и расписание экскурсий, из которых мы должны были что-то себе выбрать. Мы тут же выбрали поездку на корабле к коралловому рифу с нырянием и прочими развлечениями, а вот насчет сафари у нас возникли серьезные врнутренние противоречия: Стас хотел ехать на мотосафари (это на квадробайках), а я хотела на джипе с водителем. Поэтому мы договорились с представителем фирмы, что насчет сафари мы определимся и позвоним (Стас записал его телефон), а на корабле поедем в понедельник, накануне отъезда. Юноша строго нам сказал, что если у нас возникнут какие-либо проблемы, мы должны немедленно с ним связаться, после чего в двух словах описал нам устройство отеля (где ресторан, где бар, где дискотека и какие развлечения для нас предусмотрены). Заодно он нам сказал, что в старый город мы можем поехать на шаттле – это белый микроавтобус с синей полоской на боку, стоит 1 паунд с носа – и показал нам в окно этот шаттл. Опять же строго запретил пить воду из-под крана и чистить ей зубы. На этой оптимистичной ноте он откланялся, еще раз напомнив, что мы должны ему звонить, если что.

Коридорный подхватил наш чемодан и мы куда-то пошли. Шли долго, сначала по одному коридору, потом по другому, и когда я поняла, что ни за что не найду дорогу в холл без посторонней помощи, мы добрались до номера. Номер был нормальный, но вод вид из окна... Балкон нашего номера выходил на стройплощадку – какие-то агрегаты, арматура и недострой – красота неописуемая. Ветер носил цементно-песочную пыль и поскрипывал небольшой подъемный кран. Стас злобно сказал, что это никуда не годится и спросил коридорного, можно ли номер поменять. Тот позвонил на ресепшен и, что-то протрешав по-арабски, горестно сказал нам, что мест нет. Стас рявкнул, что если так, то мы вообще тут жить не будем, и мы выкатились обратно в холл – тем же длинным путем. Там мы сели на диван, заказали себе коктейль и позвонили нашему представителю фирмы. Тот сказал, что уже подъезжает к офису и оттуда немедленно позвонит в отель, а если по телефону решить вопрос не удастся, то он вернется и разберется на месте. Не успели принести наш коктейль, как нашелся другой номер. Коридорный опять схватил наш чемодан и мы опять пошли. На этот раз путь был намного ближе, номер оказался чуть-чуть поменьше, и не с двумя кроватями, а с одной (зато по ширине она могла соперничать с небольшим теннисным кортом), а балкон выходил на бассейн и море. Это нам понравилось намного больше, так что мы вручили юноше, катавшему наш чемодан, положенные чаевые, он продемонстрировал нам, как включается кондиционер, душ и открывается балкон, после чего отбыл. А мы вздохнули с облегчением (бассейн-то лучше стройки) и сели на балконе курить и пить наш коктейль. Тут обнаружлась пикантная подробность: балконную дверь можно открыть только из номера, то есть, выйдя на балкон, надо следить, чтобы она не закрывалась до конца. Мы потом пару раз захлопывали друг друга на балконе, а один раз даже захлопнулись там вдвоем, причем без телефона, но выкрутились – пилка для ногтей всегла была универсальным орудим взломщика.

Попытка принять душ не увенчалась успехом, поскольку горячей воды добиться не удалось. Тогда мы решили идти гулять, заодно сказали на ресепшене, что у нас в номере нет горячей воды, шампуня и геля для душа.

Я забыла рассказать о том, что в Египте при входе в каждый отель стоит рамка и сидит охрана. Если рамка особенно громко пищит, они интересуются содержимым сумки, но без энтузиазма. Один раз нам, правда, пришлось доставать ноутбук из сумки, а еще один раз охраннику во что бы то ни стало надо было порыться в моем рюкзаке, но наш тогдашний гид сказал, что это из-за моего цвета волос, рыжие волосы большая редкость в Египте, даже крашенные. В Хургаде при поселенни нам вручили конверт, в ктором оказался документ такой привлекательности, что хоть целиком цитируй. Спрошу Стаса, если у него нет сканера, то я соберу волю в кулак и перепечатаю эту прокламацию целиком, а пока процитирую основные запреты:

  1. нельзя выносить еду и фрукты из ресторана,

  2. не разрешается приносить в отель продукты питания и напитки.

Второй запрет мне понравился особенно, учитывая, что пить воду из под крана, а также чистить ей зубы, тоже нельзя. А еще мне понравилось, что бутылка питьевой воды в отеле стоит 30 паундов (в городе 3) а кока, фанта, спрайт и прочая сладкая вода – 50 (в городе – 5). Сразу становится понятно происхождение запрета.

Дальше был обычный пляжный отдых - во-первых, ничего интересного, а во-вторых, не запомнилось

. Культурную часть я описала, как могла, а про пляж мне лень. В конце концов, все люди хоть раз в жизни были на пляже. Так что придумайте себе сами.

Tags: Путевые заметки
Subscribe

  • Как я провел этим летом (с)

    Лето было отличное. Мой инстаграм превратился в непрерывные пляжные хроники. Думаю, сюда я тоже могу напихать телефонофоток пляжей, которые мы с…

  • Используем лето на полную катушку!

    Вы как хотите, а я на неделю, пока у нас хорошая погода, включаю режим здоровго эгоизма. Пользы пока от меня не ждите, я её всю приношу сейчас…

  • У меня лето!

    Синоптики расщедрились, а Святой Патрик ненадолго отвлекся, и нам на неделю включили лето. Я на радостях тут же открыла купальный сезон - в пятницу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments