kuzulka (kuzulka) wrote,
kuzulka
kuzulka

Categories:

Путевые заметки, продолжение.

28.10.06, суббота. (На самом деле это еще вечер пятницы, просто в прошлой части я про него забыла).

Потому что пригласили Джона к себе в гости на рюмку. Когда мы пришли в каюту, то обнаружили, что из подушки, полотенца, моей пижамы и темных очков парень, который убирал каюты, сообрудил забавное чучелко – мы позвали Джона на него посмотреть, а у него в каюте оказалось такое же, но попроще, поскольку он свои очки носил с собой.

Еще когда мы вернулись на корабль, я почитала план нашего отпуска, полученный еще до отъезда из турфирмы, и пришла к выводу, что мы идем с опережением графика. Я сказала об этом Ахмеду, он объяснил мне, что нам предстоит проход через шлюзы в Эсне, график шлюзования очень жесткий, если корабль не проходит шлюз в точно устновленное время, он может ждать потом очереди несколько дней. Когда наш круиз уже начался, график почему-то сдвинулся, и вместо того, чтобы стоять всю ночь в Ассуане, а днем плыть в Эсну, наш корабль поплывет вечером и будет плыть всю ночь.

Так мы сидели и выпивали себе тихонечко, а потом обнаружили, что мы уже в шлюзе. Жалко, что это было ночью, потому что рассмотреть толком ничего не удалось. Мы постояли у окна (вся наружная стена каюты, от пола до потолка, представляла из себя одно огромное окно со сдвигающимися вбок створками и периллами снаружи), посмотрели на то, что удалось увидеть, напустили себе полную каюту комаров, о существовании которых я за время жизни в Ирландии успела забыть. Около полуночи расползлись по каютам, помня о том, что утром подъем нам обещан в нечеловеческое время.

Когда мы проснулись утром – Ахмет разбудил нас телефонным звонком ни свет ни заря – наш корабль тихонечко куда-то плыл. Ахмет радостно сообщил нам, что график движения корабля немного изменился, поэтому мы сейчас, как только он пришвартуется, быстренько сбегаем и посмотрим Kom Ombo Temple. Восторга у нас такая перспектива не вызвала, но вариантов не было. Мы так поняли, что движение круизников обеспечено графиком парковок, так что спорить было бесполезно. Мы быстренько оделись, схватили фотоаппарат и построились в холле. Как только наша «Мисс» пришвартовалась – третьей или четвертой, я уже не помню, мы помчались.

Kom (арабское «гора») Ombo (греческое «бог») Temple, как и Philae Temple, относится к греко-римскому периоду (то есть был построен греками в знак любви и уважения). Он стоит прямо не берегу, на холме. Выглядит внушительно, но сохранился хуже, чем Philae Temple, поскольку сильно пострадал от землетрясения 1992 года. Интересен этот храм тем, что он посвящен сразу двум богам – Себеку (с головой крокодила) и Хоросу (с головой сокола). То есть при обычной планировке – открытый двор, закрытый двор, боковые пределы – этот храм имеет два святилища. Изначально его собирались строить только для Хороса, но в процессе строительства выяснилось, что крокодилы очень досаждают – их тогда было в тех краях довольно много. Крокодилы всячески мешали строить храм, а особенно они мешали добывать золото, которое тогда еще там было. Поэтому храм посвятили еще и Себеку – чтобы он отвлек своих собратьев и они не мешали работать. Надо заметить, что с тех пор крокодилов в этих местах сильно поубавилось, буквально сотались две мумии взрослых крокодилов и одна мумия крокодильего ребенка под стеклом в киоске Хатор (Хатор – это богиня с головой коровы, жена Хороса, а киоск – это отдельно стоящее храмовое помещение не очень большого размера). Еще в этом храме построен древнейший в Египте нилометр – ситема из двух глубоких колодцев-бассейнов, соединееных с Нилом подземным каналом. Теперь эта система уже, естественно, не работает, но в древние времена она показывала начало наводнения. Как только вода в нилометре начинала подниматься, выше по течению закрывали дамбу, чтобы храм не пострадал от разлива Нила.

Поскольку время стоянки корабля было ограничено, то храм мы осмотрели кавалерийским наскоком, Ахмет все время смотрел на часы и торопил нас. В результате, как только мы ввалились на корабль, он тут же отшвартовался и помчался дальше. А мы пошли завтракать, потому что кому как, а мне начинать утро без чашки кофе – просто мучение. Кофе, кстати, дали растворимый, и не какой-нибудь, а Nescafe, так что все, кто понимают, могут представить себе мой восторг по этому поводу.

После завтрака, пока мы еще не приплыли в Етфу, мы загорали на верхней палубе. Было жарко, но ветрено, поэтому, чтобы не сгореть, загорали под навесом, высовывая из-под него части рук и ног. Стоянка в Этфу опять была ограничена, так что мы рысью выскочили на берег, Ахмет запихнул нас в пролетку – их на берегу толпилось великое множество, но он выбрал самую раздолбанную и зловонную. Вообще, поездка в пролетке – весьма распространенная развлекуха для туристов – удовольствие гораздо ниже среднего. Во-первых, от лошади сильно пахнет, причем не парфюмом, и она такая худая, что на нее страшно смотреть, а мысль о том, что она может сдвинуть коляску с места даже не возникает. Во-вторых, констукция ужасно трясется, рессоры никуда не годятся, так что каждая кочка поддает пассажира под зад весьма ощутимо, а сиденье жесткое и скользкое. Мы с Джоном набились на сиденье и озаботились тем, чтобы не выпасть на ходу, Стас сел на маленькую скамеечку за спиной у кучера (и оказался к нам лицом, ко всему остальному – спиной), после чего начал с риском для жизни извиваться, чтобы что-нибудь сфотографировать, но впоследствии мы убедились, что из этого ничего не вышло – очень уж все тряслось. Ахмет устроился в кучером на козлах, бедное животное получило пинка и с большим трудом помчалось. Когда мы подъехали к храму, наш кучер объяснил, что номер экипажа 96, и что он будет ждать нас на паркинге (он так и сказал!). Паркинг – длинный навес на стобах, под который загоняют лошадей, чтобы они не пергревались, и чтобы коляски не раскалялись. Вообще, считается, что Люксор – самое жаркое место в Египте, мы уже подъехали к нему достаточно близко, чтобы это оценить. У меня была мысль снять рубашку – жарко, но через три минуты я надела ее обратно, потому что солнце просто кусалось. Самое смешное, что трех минут оказалось достаточно, чтобы вечером мазать красные руки кремом и думать, слезет с них кожа или нет. А шляпку я и вовсе не снимала ни на минуту.

В Этфу расположен храм Хороса, тоже греческой постройки. Вообще, на этом месте я немного запуталась – получается, что у египтян было два Хороса – один был сыном Озириса и Изиды, а второй – братом Изиды. Но разобраться в пантеоне египетских богов практически невозможно, поэтому я даже не стала забивать себе голову. Храм отличается цветом – он построен из более темного камня. У входа две хорошо сохранившиеся статуи сокола в короне, и, что сосбенно интересно, вход утроен так, что солнечное пятно, попадающее внутрь храма, имеет форму сокола. Не знаю, специально это было сделано, или я уже перегрелась и это был глюк. Египетские храмы, построенные в греческий период, устроены более-менее традиционно: сначала вход (может быть оформлен по-разному, но чаще всего это стена, со скошенными наружными краями, на которой изображен тот, кому храм посвящен, или размещены его скульптурные изображения), потом открытый двор с колонадой – для простого народа, потом крытый двор с колонадой для знати, потом зал перед входом непосредственно в святилище – для высщей знати. Затем святилище – туда могли входить только фараон и верховные жрецы. По наружному периметру святилища идет коридор, из которого можно попасть в небольшие комнаты – для жертвоприношений, переговоров и отдыха жрецов. Таким образом, получается, что святилище утроено наподобие термоса – внутренне помещение, окруженное коридором и другими помещениями, с двойной крышей. Не могу сказать, что от этого там значительно прохладнее, но в целом неплохо.

Больше всего, конечно, поражают стены – они сплошь покрыты надписями. Иероглифы и картинки прорезаны вглубь камня, на многих еще сохранились слабые следы краски.

Еще с этим храмом связана история про Сета и Озириса, которую Ахмед рассказал нам в виде театрализованного представления с нами же в главных ролях. Сет и Озирис были братьями, но Озирис был хорошом парнем и пользовался популярностью в массах, а у Сета и характер был неважный, да и вообще – народ его не любил. Сет, естественно, завидовал Озирису и строил козни. Сначала Сет сделал золотое ложе, строго подходящее Озирису по размеру, созвал вечеринку и сказал, что подарит кровать тому, кому она подойдет. Народ стал примеряться, но, как и положено, подошла кровать только тому, кому и была предназначена. Как только Озирис улегся, на нам защелкнулись оковы, Сет убил его и тело, вместе с золотой кроватью (видимо, в качестве груза) засунул в ящик и утопил в Ниле. Но жена Озириса Изис была девушкой решительной, она поплыла в рыбачьей лодке по Нилу и нашла тело мужа (как именно – история умалчивает). Изис обратилась к богам с просьбой оживить ее мужа, и, что удивительно, боги откликнулись и выполнили ее просьбу. Но коварный Сет на этом не успокоился, опять заманил своего доброго (очень наивного и необучаемого) брата в ловушку, убил его вторично, расчленил тело на 42 части (по количеству городов в Египте в тот момент) и растащил по городам. Упорная Изис второй раз собрала тело мужа, сложила его из кусочков и опять попросила богов оживить его, но тут уже получила отказ, поскольку оживили один раз и хватит. Так что пришлось Озирису вознестись на небо. А сын Озириса и Изис Хорос, правильно воспитанный доброй матерью, вырос и жестоко убил своего дядю Сета, после чего и стал изображаться в виде сокола.

Поскольку стоянка нашего корабля (разорви его динамит), опять была ограничена, то нам пришлось рысью скакать обратно на поиски нашей колымаги. Тут выяснилось, что никто, включая гида, не помнит номера, а в то, что я его помню, никто не верит. Я обиделась и самоустранилась, мужики помчались в дальний конец паркинга, а я решила подождать в начале – что метаться-то по жаре. Тут ко мне подошел наш кучер и тихонечко говорит «Мадам, не угодно ли сесть в карету?». Я решила, что из двух зол меньшее – запах нашей милой лошадки и ее подружек, поскольку время шло к полудню и жара стояла просто невыносимая (и это конец октября, а если бы мы летом поехали?), набилась в повозку и тихо там сидела, пока кучер по всему паркингу ловил мужскую часть нашей группы и загонял их на место. Они все пытались ему объяснить факт моей утраты и предпринять масштабыне розыски, а попытки его объяснить, что я, как раз, уже на месте, никто не слушал. В общем, поскольку кучер был мужчиной крупным и видным, он загнал народ в колляску, где и произошло радостное воссоединение нашей группы. Самое смешное, пистон за то, что я потерялась (хотя я тихо-мирно ждала их именно там, где мы должны были собраться в конечном итоге) , я получила от всех – от Стаса, от Джона и от Ахмеда. Я даже не стала с ними спорить – себе дороже, потерялась и ладно, спасибо, что нашлась.

После экскурсии нас с борта уже не отпускали, да мы и сами не рвались, потому что отстать от корабля еще глупее, чем отстать от поезда. А я и вовсе утроила себе здоровый сон, потому что осматривать достопримечательности, да еще с такой скоростью – довольно выматывающее занятие. Вечером, перед ужином, была объявлена вечеринка в арабском стиле – велено было одеться в национальные одежды и собраться в баре на предпоследней палубе. Мы одеваться не стали, поскольку не купили себе национальных одежд, но на вечеринку пошли. Мероприятие было не очень веселое, хотя литовцы зажигали, как могли в стиле «горячие этонские партни» - не зря они живут по соседству. Выпили мы по коктейлю и пошли ужинать. Но экипаж решил нас развлекать до последнего. В конце ужина выяснилось, что у кого-то из литовской группы день рождения, погасили свет, внесли торт со свечами и устроили танцы до упада в ресторане. Стас рвался присоединиться, но не решился без меня, а мне уже было лень, поскольку я за ужином, по своему обыкновению, объелась, как парась. Так что мы и французы веселились стационарно, не вставая из-за стола.

После ужина мы еще некоторое время посидели на врехней палубе, любуясь звездами и проплывающими мимо огоньками на берегах. Луна всходила в эти дни рано и садилась быстро, причем была она крупная, яркая и оранжеватая. Дело явно шло к полнолунию, но мы никак не могли высчитать, застанем мы его или нет. Ночью или под утро – все спали и никто не заметил, как это произошло - наше судно отшвартовалось и почапало в сторону Люксора. Так что утром мы проснулись на плывущем корабле.


На этом месте выяснилось, что фотографии от этой части путевых заметок утрачены. То есть они есть, но никто не знает, где именно. Так что теперь мы дружно всей семьей отправляемся на поиски, как найдем - положу в "Контакт".


Tags: Путевые заметки
Subscribe

  • Зима вернулась ненадолго

    Ну вот теперь и мы можем с гордостью сказать, что в Ирландии была зима и мы её не пропустили. Полтора часа гуляли под проливным снегом, Стас запасся…

  • Смотрите, что я нашла для вас сегодня!

    Что бы там ни говорили, а лето будет. Причем уже скоро. Я сказал!(с) Это настоящие нарциссы. Они цветут в Dangan wood, в пяти минутах ходьбы от…

  • В Сенегале, братцы, в Сенегале...

    А у нас-то зима! Настоящая ирландская зима, как я люблю - на такую зиму согласна даже я. У нас около ноля, но по ощущениям - холоднее, каждое утро на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments