kuzulka (kuzulka) wrote,
kuzulka
kuzulka

Category:

Путевые заметки - продолжение.




 

26.10.06, четверг

Каир.

Звонок будильника, как положено, явился для меня полной неожиданностью. Проснувшись, я долго не могла сообразить, где это я, и почему мне так холодно. Оказалось, что я перед сном забыла (по неопытности) убавить мощность кондиционера, вот он всю ночь и старался. Мы встали, поплескались в душе, оделись и изготовились идти завтракать. Меня все время занимал вопрос – почему в ресепшена нам не позвонили и не разбудили, хотя наш сопровождающий сказал, что насчет этого он договорился. Вот тут-то и выяснилось, что мы запутались в часовых поясах и перевели часы на лишний час, соответственно, подскочили на час раньше положенного. Правда, благодаря этому обстоятельству, мы смогли спокойно запихнуть свое барахло в чемодан, нормально одеться в соответствии с погодой и внимательно изучить вид из окон нашего номера. Это заслуживает отдельного описания – смог виден невооруженным глазом, все в дымке, несмотря на раннее утро. Прямо под окнами – то есть за отелем – какие-то огороды, дворики с козами и прочее сельское хозяйство, а с другой стороны – многоэтажные дома, крыши которых плотно утыканы спутниковыми антеннами. Стас все это запечатлел, только вот когда фотографии будут готовы – никтому не известно, переход количества в качество – дело долгое.

Тут нам как раз позвонили и сказали, что пора вставать и завтракать. В поисках ресторана мы нашли бассейн – он оказался во внутреннем дворе отеля. А ресторан – на его берегах. Завтрак был обычный, по принципу шведского стола, весь продукт был свежий и вполне доброкачественный. Я даже нарушила Натальины указания (она строго-настрого запретила нам есть нарезанные фрукты и вообще, любой продукт, который не подвергся термической обработке), и натрескалась дыни. Потом, правда, у меня мелькнула мысль, что это не совсем разумно перед экскурсией, рассчитанной на целый день, но было уже поздно.

Ровно в 7.30 в холле отеля нас встретил вчерашний юноша и сообщил, что автобус и гид уже ждут, а он приедет за нами в отель вечером и отвезет нас на вокзал. Меня несколько удивило, что наш чемодан на весь день остается стоять в холле отеля один-одинешенек(потому что из номера мы уже выписались, а брать чемодан с собой на экскурсию как-то не очень разумно), но меня клятвенно заверили, что с ним ничего не случится.

Гида нашего звали Хасан. Это оказался молодой человек лет 30, прекрасно говорящий по-английски. Узнав, что это не родной наш язык, он занервничал и стал переспрашивать через слово, понимаем ли мы его, но я его клятвенно заверила, что как только что-то не поймем – тут же спросим. Это его успокоило и мы поехали. Надо заметить, что в восемь утра в Каире творилось ровно такое же транспортное безумие, как накануне, и дышать уже было нечем.

Сначала мы приехали в Мемфис, и тут я обнаружила большой пробел в своем образовании – я ничего не помню про историю Древнего Египта. То есть я, конечно, помню, что пирамиды строились в качестве усыпальниц для фараонов – но не более того. Надо сказать, что их история оказалсь запутанной, а уж разобраться в пантеоне Египетских богов – задача для сильных дохом. Поэтому про историческую часть я писать ничего не буду, чтобы не опозориться и не пасть окончательно в глазах почтенной публики. В конце концов, все могут самостоятельно открыть учебник истории для 4-го класса и почитать, что там написано. Лично я планирую именно так и поступить, как только указанный учебник попадется мне в руки. Хасан, как мог, старался восполнить недостаток моих знаний, так что я даже почувствовала себя нерадивой школьницей накануне выпускного экзамена. Станислав ловко прикрылся фотоаппаратом и метался вокруг в поисках выгодных ракурсов, поэтому мне пришлось отдуваться зв двоих. Несмотря на проведенный со мной ликбез, ничего вразумительного сообщить по-прежнему не могу. Фараоны вели очень сложную жизнь. Рамзес Второй, основавший Мемфис, мало того, что был подвержен гигантомании и мании строительства (в последствии, где бы мы ни осматривали достопримечательности, обязательно всплывало его имя, он отметился везде), так еще и женат был на половине Египта, включая собственную сестру. У него было 72 сына и 112 дочерей – это я запомнила только потому, что эти цифры повторялись каждый день на каждой экскурсии). Вообще, он у египтян любимый фараон, ни о ком другом столько не рассказывали. Кроме того, было просто интересно смотреть на все эти древности, трогать их и удивляться, как же это они сохранились. Кстати, на этот вопрос ответ я получила немеделенно, и он оказался очень прост – все, что в настоящее время Египет может предъявить туристам, было засыпано толстым слоем песка. Хасан объяснил, что за неделю в закрытом доме образуется слой пыли, толщиной в несколько милиметров (похоже на правду), а за год, если не бороться, метр песка снаружи и полметра внутри обеспечено. Так что спасибо пустыне – она буквально спасла остатки древней цивилизации от потомков.

После руин Мемфиса мы поехали смотреть пирамиды того же Мемфиса. Не могу сказать, что они меня потрясли – я столько раз видела их по телевизору, что была хорошо подготовлена к открывшемуся мне зрелищу. Но все равно впечатляет. Причем пирамиды Мемфиса – небольшие, самая большая пирамида Рамзеса Второго. Она построена ступеньками, вокруг пирамиды – целый комплекс остатков храмовых и погребальных сооружений. В самой пирамиде ведутся какие-то исследовательские работы, вход в нее закрыт. Вокруг пирамиды толчется куча торговцев с бусами, открытками, статуэтками и прочей лабудой, но мы ловко увернулись и покупать ничего не стали. Хасан (а потом и все остальные гиды, с которыми нам пришлось общаться) очень детально осветил нам процесс мумификации – мы потом в Люксоре встретили целый музей, посвященный этиму вопросу, но не пошли в него, считая свою психику недостаточно стабильной, а уровень знаний по теме – вполне удовлетворительным. Я же не планирую никого мумифицировать, так что лишние подробности мне, полагаю, ни к чему.

Быстренько заехали в ресторанчик на обед и помчались дальше смотреть главные пирамиды – в Гизе. По пути нас, правда, затащили в Институт папируса, который на самом деле оказался большим папирусным магазином для туристов. Но с экскурсией. Нам рассказали все о производстве папируса, продемонстировали процесс и уже после этого предложили приобрести что-нибудь на память. Мы выбрали небольшой папирус с древнеегипетским календарем – вещь богатая, все в золоте – теперь он украшает стену гостиной. Нас уговаривали купить еще что-нибудь и ни в коем случае не покупать папирусы на улице – их, якобы, делают из банановых не то листьев, не то шкурок – я не совсем поняла. Но мы решили, что одного папируса на память нам более,чем достаточно – ну не обвешивать же ими весь дом, в самом деле. К папирусу нам дали сертификат, удостоверяющий его подлинность. Позже, пока мы ехали к пирамидам, Стас пытался выспросить у Хасана, какой из институтов папируса, во множестве попавшихся нам по пути, является наиболее государственным и самым крутым, но хитрый араб ловко уклонялся от ответа, рассказывая нам о том, что государство поддерживает развитие и изучение и т.д. Все-таки, ужасно удобно, когда ты разговариваешь на иностранном языке – всегда можно сделать вид, что недопонял...

Вообще, нас предупреждали, что у гидов есть договоренности с магазинами, приведя туда покупателя, гиды имеют определенный процент. В последствии у меня была возможность убедиться, что цены в магазинах, куда водят туристов, сильно завышены. Футболку и полотенце на базаре можно купить в три-четыре раза дешевле, чем в магазине, папирус – в десять раз дешевле, а статуэтки, которые в магазинах стоят от 10 долларов, на базаре можно сторговать за 10 паундов (1 доллар = 5 паундов). Конечно, размер статуэтки имеет значение при ценообразовании, но предметы «туристического» размера – влезаюшие в чемодан и не вызывающие судорог у багажных весов – стоят не очень дорого. Крупные формы, конечно, значительно дороже, но как-то глупо везти домой статую фараона в натуральную величину, высеченную из базальта...

Пирамиды в Гизе впечатляют больше, чем в Мемфисе в силу своего большего размера и внушительности, а также большей сохранности. Кроме того, пирамиды в Мемфисе расположены среди песчанных холмов и их нельзя осмотреть «панорамно», с большого расстояния. В Гизе пирамиды стоят среди пустыни, как на тарелке – смотри, сколько угодно. Там даже оборудована смотровая площадка, с которой открывается вид и на пирамиды, и на Каир.

Эти пирамиды были облицованы гранитом, но когда вокруг поселился мусульманский народец и начал строить свои хибарки, гранит с пирамид поободрали, осталось совсем немного облицовки на верхушке одной пирамиды. Кроме того, хитрые мусульмане очень хотели посмотреть, не осталось ли чего внутри, так что у одной из пирамид в боку зияет дыра, в которую легко может заехать двухэетажный автобус – это они расковыривали пирамиду в надежде найти сокровища.

Мы предприняли попытку спуститься внутрь пирамиды – для этого надо покупать дополнительный билет – Хасан идти с нами наотрез отказался, сказав, что как-то раз он там уже был и этого ему впролне достаточно. Он согласился подождать нас наверху и покараулить камеру, поскольку в пирнамиду с камерой нельзя. Нас от этой затеи он не отговаривал, но честно предупредил, что внутри ничего нет, поскольку все, что не украли предки, находится в Каирском музее. Но нам же надо! Купили билеты, отстояли очередь на вход – минут 15, полезли. Вход в пирамиду – прямоугольная дыра не больше метра высотой, чуть больше в ширину. Лаз уходит вниз под углом около 30 градусов, причем его высота не увеличивается, то есть надо лезть на полусогнутых ногах и помнить о голове. А на улице было жарко, я думаю, что за 30 градусов. А в пирамиде было еще жарче, но при этом не было воздуха. То есть выглядит это все так: ползешь практически на корточках вниз, темно, вдалеке мелькает какой-то источник света, но его от тебя заслоняет толпа, лезущая впереди. Сзади тоже кто-то лезет. Дышать нечем, навстречу лезут люди, выходящие из пирамиды, причем разойтись со встречными довольно трудно учитывая ширину коридора. При этом турист, в отличие от арабской публики, воняет потом, а воздуха с каждым шагом вниз становится все меньше и меньше. У меня нет клаустрофобии – я не боюсь застрять в лифте и спокойно могу прятаться в шкафу. Ровно на трети спуска я совершила поворот кругом, сообщила Стасу, что он может продолжить спуск без меня, а я с удовольствием подожду его наверху в тенечке и полезла наверх с энтузиазмом, которого сама от себя не ожидала. На выходе меня кто-то толкнул, и я приложилась спиной к металлической раме, обрамлявшей вход. Хорошо, что на мне была рубашка и майка, спину я ободрала, но грязи никакой не наловила. Ссадина на спине украшала меня больше недели и называлась «поцелуй Хеопса», а потом прошла сама собой от купания в Красном море. Стас потом честно признался, что я совершила свой героический разворот в тот момент, когда он уже начал подумывать об обмороке. Так что спелеологами нам не быть (хотя тут мы на Ирландщине посещали пещеру, с большим удовольствием там прогулялись, даже когда свет погасили).

Самое забавное, что в Гизе был день русского туриста, примерно 95% публики было русскоязычным, так что после того, как Хасан рассказал нам про пирамиды и отпустил гулять вокруг них, мы имели возможность наблюдать большое скопление соотечественников. Кроме соотвечественников вокруг пирамид было великое множество самого разного арабского народа, желающего чуть-чуть обогатиться за счет туристов. Предлагались сувениры, открытки, катание на верблюдах и конных повозках. Хасан пытался пристроить меня прокатиться на верблюде, но тут я встала рогом в асфальт. Верблюд – животное крупное, что у него в голове – неизвестно, но смотрит он не хорошо, а за щекой держит сюрприз. Опять же неизвестно, кому и при каких обстоятельствах он этот сюрприз предложит. Попонка на нем не первой, и даже не второй свежести, а запах от него исходит и вовсе ни с чем не сравнимый. Короче, затея абсолютно антисанитарная. Я уже не говорю о насекомых, которые должны в нем жить в несметных количествах. Да и вырвхения лиц у людей, не проявивших дальновидности и твердости характера, и позволивших втянуть себя в эту авантюру, были сильно далеки от счастливых. Так что я отвертелась.

Вот кто с удовольствием разъезжает на верблюдах вокруг пирамид – это полицейские. Одного Стас даже запечатлел – исключительно красоты мужчина. И верблюды у полицейских значительно чище, мордастее и наряднее тех, которые предлагаются для катания туристов. Вообще, полиции везде очень много. Вокруг пирамид полицейские гоняют местных, чтобы те не очень досаждали туристам, но так – для проформы, без особого энтузиазма. Хотя если к ним обратиться – проявляют суровость. Местные делают вид, что страшно их боятся, полагаю, что там, как и везде, действуют какие-то свои договоренности и негласные правила.

После пирамид мы поехали смотреть сфинкса. Я к этому моменту уже была не то, что без сил, а просто при смерти – жара страшная, пыль летит, солнце жарит, куда девается из организма выпитая вода – вообще не понятно. Но отказаться от сфинкса? Дураков нет, пришлось брать себя в руки, зажимать волю в кулак и соответствовать гордому званию туриста. Надо сказать, что оно того стоило. Вот кто мне особенно понравился! Несмотря на разрушения и многочисленные изъяны, сфинкс великолепен. Хасан рассказал нам историю сфинкса, мы немного подискутировали на тему, кто же все-таки отбил несчастному нос (есть версия, что это произошло во времена нашествия Наполеона, хотя французы это отрицают). Вокруг сфинкса тоже было русское нашествие. Мы послушали нескольких русскоязычных гидов и я поняла, как нам повезло. Одно дело, когда гид изъясняется с тобой на языке, который ни для одного из вас не является родным – тут можно садировать его по поводу каждого слова, переспрашивать и уточнять каждый ответ хоть сто раз. И совершенно другое – когда гид делает вид, что разговаривает с тобой на твоем родном языке, а ты, как идиот, ни слова понять не можешь, раздражаешься, а когда начинаешь задавать вопросы, выясняется, что он тебя не понимает и текст экскурсии у него заучен, как у попугая. Я даже спросила одну девушку, как они понимают своего гида, на что она, бедная пожаловалась мне, что они вот так третий день ни слова понять не могут, а заменить гида в фирме отказались. Так что нам, я считаю, крупно повезло – арабов, говорящих по-английски, я понимаю куда как лучше, чем ирландцев.

Насладившись древностями, мы направились к отелю. По пути хитрых Хасан пытался затащить нас в парфюмерный магазин, но я была непреклонна – аллергия у меня, или хрен собачий. Кстати, аллергия на египетскую парфюмерию действительно имела место. Видимо, их парфюмерные масла очень натуральные, чих от их запаха пробирал страшный, даже съеденная утром таблетка 12-ти часового действия не очень помогала. Так что парфюма мы в Египте не купили. Зато Хасан заволок нас в Cotton-shop, как он сказал, лучший в Каире. Не знаю, как насчет Каира, но сил сопротивляться у меня уже не было, поэтому мы быстро купили футболку и сказали, что на этом шоппинг на сегодня окончен. Хасан сдался и нас вернули в отель.

В отеле мы уселись в холле – номера у нас уже не было, осмотрели издали наш чемодан (он стоял ровно на том самом месте, где мы его оставили утром, и имел вполне довольный вид), заказали себе кофе и задумались о будущем. До того времени, как за нами должен был приехать наш юноша и везти нас на вокзал, у нас было еще почти два часа, поетому мы решили прогуляться вокруг отеля, но в другую сторону.

К вечеру я обнаружила у себя непонятную симптоматику – то ли сильная аллергия, то ли простуда. Поскольку аллергенов, включая пыль, кальянный дым, парфюмерию и вообще воздух Каира, было более,чем достаточно; но и простудиться вероятность тоже была – мы весь день прыгали то на жару, то в машину с кондиционером, так что я не стала забивать себе голову всякой ерундой, а заглотила сразу две таблетки 0 и от простуды, и от аллергии. Ни одна не подействовала, но я строго сказала организму, чтобы он даже и не думал отравить мне отпуск. Что это было, я так и не поняла, но на Красном море все прошло само собой.

Автобус за нами пришел ровно в семь – я не совсем поняла, к чему такая спешка, если поезд отправляется в девять, но мне объяснили для особо тупых, что в Каире непредсказуемый трафик, можно доехать за 15 минут, а можно и за час. В тот день боги трафика были на нашей стороне, так что на железнодорожной станции мы оказались за час с небольшим до отправления поезда, но наш сопровождающий ничуть не огорчился (видимо, наше общество его не тяготило) и сообщил, что он тут знает отличное местечко. Местечко оказалось железнодорожной кафешкой, мы заказали себе кофе и сели трещать на разные общечеловеческие темы. Хишам – такое у него оказалось имя – с удовольствием отвечал на наши вопросы об укладе жизни в стране. Дервности – древностями, но как народ живет всегда тоже интересно. Народ живет довольно бедно, но их бедность отличается от нашей. То, что мы подразумеваем под словом бедность, для египтян – достаток выше среднего. А квартира типа хрущевки – предел мечтаний половины населения. Конечно, есть и очень богатые люди, но они нам как-то не встречались.

Кофе оказался очень приличным, от себя хозяин заведения добавил минералку и круассаны в пакетиках (они меня потом еще долго выручали, поскольку я грызла их втихаря под подушкой в перерывах между основными приемами пищи). Так за кофе и болтовней мы скоротали время до прибытия нашего поезда. Перед его приходм туристическая полиция оживилась и разогнала с платформы все местное начеление, так что остались только европейцы и сопровождающие их гиды. Хишам объяснил, что это специальный спальный поезд для туристов, а свой народец ездит в поездах типа наших электричек. Мы видели несколько, пока ждяли свой паровоз. Действительно, сходство есть, особенно что касается степени разрушенности – стекол часто не хватает, да и дверей тоже. Хотя с учетом местного климата, так даже и лучше. Когда наш поезд подали на посадку, оказалось, что мы едем на точной копии поезда, который был описан у Агаты Кристи в «Убийстве в Восточном экспрессе» - у нас было двухместное купе с умывальником, и с дверкой в соседнее купе. Только мы погрузились, распрощались с Хишамом до 7-го ноября, засунули чемодан на багажную полку, как прибежал проводник и что-то пробормотал про ужин. Мы не очень его поняли, но через несколько минут он принес нам ужин – по типу самолетного, фаст-фуд, упакованный в фольгу и корытца. Гадость, конечно, но съедобная, хотя Стасу она как-то особенно не понравилась. Пока мы ходили курить в тамбур – спросили проводника, где место для курения, и поняли, что везде, но по привычке дисциплинированно вышли за пределы «спальной зоны» - он постелил нам постели. За это я тут же полюбила этот поезд всей душой. Потому что больше всего я не люблю застилать постель в поезде – когда все трясется и дергается, соседи путаются под руками и ногами, а кому-нибудь именно в эту минуту надо лезть на соседнюю полку и пнуть меня ногой, а простыня так и норовит постелиться поперек матраса и гадай потом, почему же она такая широкая и короткая. Поскольку ехать нам предстояло 12 часов – от Каира до Ашвана (или, как его называют арабы, Ассуана), то мы, не мудрствуя, завалились спать и даже книжек читать не стали. Спрашивается, зачем мы вообще взяли их с собой? Ну ладно я, я от мысли, что у меня нет книжки, теряю сон и аппетит, но Стас! Он вообще никогда ничего не читает, кроме как в компьютере. Так ведь он взял с собой компьютер, а вот зачем ему книжка понадобилась – ума не приложу.

Поезд оказался классный – ехал медленно, тормозил и разгонялся плавно, стояла долго. Так что спать в нем было сплошное удовольствие.



Tags: Путевые заметки
Subscribe

  • 5 октября

    Банальность: все хорошее рано или поздно заканчивается. Так и с нашим отпуском, он закончился, я с трудом запихнула все наши вещи в сумки, мы кое-как…

  • 4 октября

    Осень в горах, доложу я вам, это что-то: утром лЕдник, к обеду страшная жара, к вечеру снова лЕдник. Последний день отпска было решено провести, как…

  • 3 октября

    Сегодня утром стало понятно, что пора домой - в горах наступила осень. Не знаю, каая температура воздуха была вчера вечером, когда мы чинно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments