kuzulka (kuzulka) wrote,
kuzulka
kuzulka

Categories:

Старуха с кошкой.

История, рассказанная доктором-онкологом. Причем доктор клялась своей красотой, что история эта - самая что ни на есть правдивая, и произошла у нас на Петроградской в мае 1998 года, как раз когда доктор только пришла работать в хоспис и принимала дела.
Жила-была одна старуха. Доктор называла ее любовно: "наша бабушка Гольдберг" (фамилия изменена). Когда бабушке Гольдберг было уже хорошо за восемдесят, даже ближе к девяноста, упала она где-то неловко, и сломала шейку бедра. Ну и, как у старух водится, больше встать уже не смогла. Была она совершенно одинокая старуха, поэтому сначала к ней просто ходила какая-то тетенька из собеса, а потом, когда открылся хоспис, ее прикрепили к нему с радостью и облегчением, поскольку онкология какая-то у нее в анамнезе тоже была вялотекущая. И стали к ней по очереди ходить две девушки из хосписа - осуществлять общий уход. На тот момент, когда наша доктор пришла работать в хоспис и эту бабушку Гольдберг получила в подопечные, та лежала уже лет восемь, если не больше, и помирать не собиралась. При этом пребывала не в доброте (это я ее хорошо понимаю, когда столько лет лежишь на одном месте, будешь тут в доброте) и совершенно в здравом уме.
И была у бабушки Гольдберг приличная немолодая кошка дворянской породы, оставшаяся еще с тех времен, когда старуха была вовсе даже пожилой дамой и вполне себе перемещалась самостоятельно. То есть девушки из хосписа ухаживали не только за бабулькой, но и за ее котейкой. Хотя, к слову сказать, уход за котейкой был минимальный: корма задать - та ела все, что гвоздем не приколочено, без выпендрясов, да воду в унитазе спустить, поскольку, как я уже сказала, кошка была приличная и прекрасно знала, как пользоваться достижениями современной сантехники. А вот воду спустить не могла - унитаз был старой конструкции, с бачком под потолком и грушей, так что фантазии прыгать на грушу и повисать на цепочке, пока вода спускается, - на это кошке умишка не хватило.
И вот в один (сказала бы прекрасный, но не могу) день одна из девушек, ухаживающих за бабушкой Гольдберг, ушла в законный отпуск, так что второй досталась двойная нагрузка. А вторая девушка, с ловкостью и присущим молодости задором, поехала после работы куда-то за город со своим молодым человеком, да и сломала ножонку там в буераках. Да так, что оказалась в какой-то задрипанной районной больничке, да на вытяжке и без надежд на скорую выписку - в общем, все радости жизни налицо. И, естетственно, в первые несколько дней ей было не до чего, а уж потом она догадалась попросить доктора позвонить ей на работу и сказать, что с ней случилось - а заодно и передать ее подопечных кому-нибудь другому.  А подопечные ее, надо сказать, оказались людьми на редкость терпеливыми и тактичными, поскольку ни один из них не позвонил в хоспис и не спросил, почему это к ним медсестра не приходит. Хотя и тяжелых лежачих среди ее подопечных, кроме бабушки Гольдберг, и не было.
А бабушка Гольдберг, стало быть лежит день, лежит второй, никто к ней не идет и телефона нет. И даже до батареи не дотянуться,  чтобы хоть соседям постучать. А котейка бабушкина запасы провианта, оставленные ей медсестрой в последний визит, подъела, и нервничает. Бабушка лежит и сердится, котейка ходит и сердится. В общем, на третий или четвертый день решила бабушка Гольдберг, что раз такое дело, то надо помирать. И совсем уже было померла, как поразили ее сразу несколько мыслей:
1. А что же будет с котейкой? Понятно, что ежели бабушка помрет, а тело сразу не найдут, то котейка еще некоторое время продержится, а потом тоже помрет. А если тело найдут, то котейку, знамо дело, в лучшем случае усыпят, а в худшем - вубросят на помойку, а там - тоже смерть, только медленная и мучительная. Котейка-то, как уже говорилось, немолодая и приличная. На помойке не выживет.
2. К вопросу о теле - найдут его рано или поздно, но вот в каком виде? Медсестры-то уже давно не было. Бабушка Гольдберг памперс бы сама переодела, так его ж не достать, медсестра все свое медицинское и околомедицинское имущество на кухне хранит. Котейка, хотя и умная скотинка, но памперс вряд-ли принесет.
3. И помыться бы надо, перед смертью-то, да и бельишко чистое надеть не мешает. Опять же, платье на похороны приготовлено, а кто его искать будет, зароют в чем придется.
В общем, оказалось, что умирать прямо сейчас никак нельзя. Передумав пока умирать, бабушка Гольдберг поняла, что очень хочется есть, и чайку с лимончиком. Она еще некоторое время полежала и поплакала о своей горькой участи, а потом ... встала и пошла в ванную. Конечно, после столькоих лет отлежки и встала она не сразу, и пошла не в припрыжку, но до ванной добралась со временем. Там она помылась, потом переоделась в чистое, и даже смогла перестелить себе постель - не так ловко, как медсестрица, но все-таки чистое белье куда как приятнее. Потом она обследовала свой холодильник, выяснила, что они с котейкой еще какое-то время протянут и стала жить себе жизнью. Пыталась даже в хоспис от соседей позвонить, но соседи по площадке оказались в отъезде, а пойти к соседям на другой этаж она не решилась, чтобы прямо на ступеньках не помереть.
И еще боялась бабушка Гольдберг обратно в постель ложиться - ей казалось, что если она ляжет, то не встанет уже никогда. Хорошо, что у нее было огромное кожаное кресло - вот в нем-то она и спала сидя, подставив под ноги стул. Так прошло еще несколько дней, бабушка Гольдберг навела в квартире "свой" порядок, даже постирала и полы протерла. А тут, как назло, продукты в доме закончились. Бабушка Гольдберг написала на картонке большую записку о том, кто она и откуда, положила записку себе в карман, а в кухне на столе оставила подробное письмо с точными инструкциями, во что ее одеть, где похоронить и где какие документы. Она оделась потеплее, взяла швабру - палочки-то у нее не было, не успела она с палочкой походить, все скакала резвушкой, а потом враз залегла - и пошла в люди. То есть к соседям снизу. Но тех тоже не оказалось дома. Так бабушка Гольдберг потихоньку доковыляла до первого этажа (а жила она то ли на четвертом, то ли на пятом этаже в доме дореволюционной постройки без лифта), и никого не встретила. Правда, за одной из дверей оказался маленький ребенок, науськанный дверь никому не открывать, а за другой - большая, судя по всему, собака. Но вот людей, к которым можно было бы обратиться, не оказалось. И бабушка Гольдберг решила, что раз она уже все равно спустилась, что бы ей не дойти до Диеты? Она же не знала, что за то время, пока она лежит, Диету уже сто раз закрыли (даже не помню, что там было в 98-м году). В общем, на поход по магазинам ушло у нее некоторое, довольно продолжительное время.
А в это время доктор из сельской больнички наконец-то дозвонился в хоспис и сообщил дежурному врачу, что случилось с их медсестрицей. Дежурный врач такой новости не обрадовался, а уж когда поднял список пациентов этой барышни, так и вовсе чуть не скончался. И кинулся обзванивать - живы ли еще болезные. Болезные оказались живы, как один - большинство из них жили с родственниками, к кому-то заходили соседи, и только о бабушке Гольдберг узнать ничего не удалось. Тогда дежурный врач отправил фельдшера навестить бабушку, так сказать, лично. Фельдшер, девушка юная и неопытная, поднялась, позвонила в квартиру, а там, естественно, нет никого, только котейка орет дурниной - она за столько лет отвыкла одна дома оставаться, ей, маленькой, страшно. Девушка сбегала за водителем - поскольку приехала она навещать бабушку на хосписной скорой помощи, с видом на госпитализацию, если еще есть кого госпитализировать. Вдвоем они еще некоторое время позвонили и постучали в квартиру, а потом, загибая пальцы, подсчитали, что вторая неделя на исходе, как лежачую старуху никто не навещал. Водитель сунул нос в замочную скважину, вроде, пахнет, кто его там разберет... Они сели в машину и метнулись в отделение милиции - за участковым. Пока искали участкового, пока объясняли ситуацию, пока из хосписа запрос везли - участковый тоже человек, зачем ему лишняя ответственность, пока слесаря искали жилконторского - наступил вечер. Часов в 10 вечера вся эта кавалькада - участковый, фельдшер, водитель и слесарь - оказалась под дверью квартиры бабшки Гольдберг. Еще парочку соседей наловили - в качестве понятых и для поддержания боевого духа - все-таки в таком неприятном деле, как обнаружение трупа предположительно десятидневной давности хочется моральной поддержки. В общем, участковый дал команду, слесарь на счет раз вскрыл хлипкую бабкину дверь и тут, к изумлению почтенной публики, из кухни выплыла, опираясь на швабру, живая и относительно здоровая бабушка Гольдберг, и с большим интересом осведомилась, какого, собственно хера, тут происходит (а неформальной лексикой, кстати, бабка владела виртуозно).
Ночью слесарь чинил дверь, участковый бегал по квартирам за валокординчиком для не на шутку разбушевавшейся бабки, фельдшер с водителем вернулись в хоспис и убедили дежурного врача, что он должен сам поехать и взглянуть на этот феномен. А уж дежурный врач не поленился, и выдернул из постели нашу докторицу - все-таки, ее участок...
Я эту историю узнала в ноябре 1998 года - бабушка Гольдберг была жива и прекрасно себя чувствовала. Я надеюсь, что она прожила еще ровно столько, сколько сама хотела. А может, она и сейчас еще жива, всего-то десять лет прошло с тех пор...
Tags: Чужая история
Subscribe

  • Не мы такие, жизнь такая (с)

    Скажите мне, мои дорогие друзья, где была моя пустая голова, когда я себе решила, что в этом году (мне цифра ужасно понравилась) я буду писать по…

  • Про Мышь - 1

    Это в своем роде антикварная мышь. 45 лет назад (или около того, я точных дат не помню) бабушка сшила мне ее по выкройке из детского журнала. Не могу…

  • А потом еще Крещение, Татьянин день...

    Сижу я вся такая, затеваю козни, как бы похудеть, но при этом не страдать в одиночку. Ну, в том плане, как бы вас сподвигнуть. Не буду врать, что я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Не мы такие, жизнь такая (с)

    Скажите мне, мои дорогие друзья, где была моя пустая голова, когда я себе решила, что в этом году (мне цифра ужасно понравилась) я буду писать по…

  • Про Мышь - 1

    Это в своем роде антикварная мышь. 45 лет назад (или около того, я точных дат не помню) бабушка сшила мне ее по выкройке из детского журнала. Не могу…

  • А потом еще Крещение, Татьянин день...

    Сижу я вся такая, затеваю козни, как бы похудеть, но при этом не страдать в одиночку. Ну, в том плане, как бы вас сподвигнуть. Не буду врать, что я…